Страсти по газовому рынку

В политическом пространстве все больше нарастает истерия, связанная с латвийским рынком природного газа. Причиной страстей стало одно из решений, принятых на закрытом заседании Народнохозяйственной комиссии сейма.

В чем суть нового политического скандала — наш разговор с даугавпилсским парламентарием Дмитрием Родионовым, который работает в этой самой комиссии. 

 Как известно, на сегодня «Латвияс газе» (LG)  — единственный в Латвии оператор по транспортировке, хранению, распределению и реализации природного газа. Это предприятие обеспечивает поставку природного газа 442 000 клиентам в нашей стране, а в отопительный сезон — еще и клиентам Эстонии, северо-западной части России и Литвы — из Инчукалнского подземного хранилища газа (в странах Балтии это единственное подобное хранилище, ни у кого такого нет — для Латвии это большое преимущество). 

В 1994 году госпредприятие «Латвияс газе» было включено в список приватизируемых объектов, поэтому в результате к 2002 году крупнейшими акционерами LG стали немецкий концерн E.ON Ruhrgas, «Газпром» (Россия) и Itera Latvija. Сейчас примерно 70% природного газа для Латвии поставляет «Газпром», а остальное — «Итера». Вот это мы имеем. Плюс, как следствие, постоянно увеличивающиеся цены на газ и на отопление.

— Дмитрий, так в чем суть проблемы? 

— Так как на рынке природного газа LG  у нас монополист, а справедливые цены на газ для потребителей может обеспечить только интегрированный рынок и эффективная конкуренция — согласно директивам ЕС Латвия обязана свой рынок природного газа либерализовать (проще говоря, расширить). И сделать это она должна с 4 апреля 2014 года — таковы сроки, установленные существующим законодательством (но этот закон был принят на основе директивы ЕС, которая сейчас уже устарела). 

На деле понятие «либерализация рынка» означает, что компания LG должна быть просто поделена на несколько дочерних предприятий, каждое из которых будет заниматься чем-то одним: кто-то траспортирует газ, другой — его хранит, третий — реализовывает населению и т.д. В каждое из этих направлений смогут прийти новые инвесторы (так же в свое время произошла либерализация рынка энергетики, и на несколько разных предприятий разделили  «Латвэнерго»). 

— А  LG, за которой стоит «Газпром», значит, категорически против такой либерализации?

— Не совсем верно. Руководство LG понимает, что либерализация рынка необходима, но считает, что ее надо отложить минимум до 2018 года, и на то есть ряд очень важных причин. 

Во-первых, Латвия, как и другие страны Балтии, изолирована от европейских интегрированных газовых сетей, и Россия является единственным поставщиком газа в страны Балтии. Поэтому LG считает, что компания должна быть разделена только после того, как Латвия напрямую присоединится к системе газоснабжения любой страны ЕС (за исключением Эстонии, Литвы и Финляндии). И это возможно — в новой директиве ЕС по этому поводу есть специальная оговорка. 

Во-вторых, если вводить директиву сейчас, только «на бумаге» и искусственно делить компанию — затраты потребителей наоборот увеличатся, ведь придется просто содержать более сложную и дорогостоящую газовую систему. 

И в-третьих, очень важный нюанс. Заключив в 1997 году договор о покупке-продаже газа с немецким концерном и «Газпромом», Латвия обязалась до 2017 года сохранить LG как единую структуру. Теперь, реализуя порядок либерализации, предусмотренный нынешним законом, Латвия  нарушит целый ряд международных соглашений, а это грозит серьезными штрафными санкциями.  Тем более, в свое время E.ON Ruhrgas уже выиграл суд против Латвии из-за несоблюдения условий договора — это нанесло нашей стране миллионные убытки.

Учитывая все эти факты, LG и обратилось в Народнохозяйственную комиссию сейма с предложением внести изменения в существующий закон об энергетике и  отложить либерализацию рынка. На закрытом заседании мы рассмотрели  этот вопрос и поддержали позицию LG, решив передать эти предложения на голосование в сейм. Откладывание сроков либерализации газового рынка — это чисто политическое и экономическое решение, которое должны принять правительство и сейм. 

Но парламентская коалиция постановила, что предложенные Народнохозяйственной комиссией поправки о переносе сроков либерализации  пока в сейме рассматриваться не будут, а  должны быть проанализированы Министерством экономики. Предполагалось, что доклад Минэкономики будет готов к 12 марта.

— И теперь вашу комиссию обвиняют в лоббировании интересов Москвы?

— Да, существуют такие тенденциозные выступления, распространяются разные «теории заговора» — мол, таким образом Латвия уйдет в рабство к российскому «Газпрому». Но все это не более, чем политические вопли «специалистов», которые даже не ознакомились с сутью поправок, принятых нашей комиссией. Эти поправки как раз-таки и обеспечат наиболее низкие цены на на газ и тепло для латвийских потребителей, что даст жителям реальную возможность снизить счета за отопление. И это наша самая главная задача на данный момент. А вот «ускоренная либерализация», не отвечающая реальной рыночной ситуации, не в интересах ни Латвии, ни наших потребителей. От нее выиграют только те «инвесторы», у которых появятся возможность приобрести какую-либо часть разделенной инфраструктуры «Латвияс газе» — например, Инчукалнское подземное газохранилище. Вероятно, в выигрыше останутся и те, кто обеспечит «инвесторов» такой возможностью.

Домбровскис сейчас заявил, что параллельно процессу либерализации Латвия должна искать альтернативного поставщика газа. Но ведь пока все разговоры об альтернативе — это всего лишь разговоры. Никаких дельных конкретных предложений нет и в ближайшее время не будет. Так что, я считаю, что решение, принятое Народнохозяйственной комиссией в данной ситуации — единственно верное. 

 

Беседовала Валентина Шныпарькова

 

Источник: Валентина Шныпарькова

Добавить коментарий
Автор:
Комментарий:
Код проверки:
Captcha