Внутренние органы под профсоюзными знаменами



Защитники правопорядка сами оказались незащищены.

Именем Закона о полиции стражам порядка строго-настрого запрещено объединяться в профсоюзы. Именем того же закона им гарантирована социальная защита за вредность службы. Исправно выполняется пока только запрет. Наш корреспондент Инна Сексте попыталась разобраться в происходящем.

Льготам место на бумаге.

Преодолеть запрет и создать наконец организацию, выступающую за их права, полицейские пытаются уже не первый год. Ровно столько, сколько не выполняются обещанные им льготы. Служебная квартира с обязательным телефоном и страховой полис, на которые по закону может рассчитывать каждый полицейский от участкового до начальника, существуют исключительно на бумаге. Ни одного квадратного метра казенной жилплощади в полиции не видели уже много лет. Не хватает средств. Нет даже очереди на жилье. Выстраиваться в нее попросту не имеет смысла - все равно не дадут.

Видимо, поэтому в одну статью закона с гарантиями попало и табу на создание профсоюзной организации. Рядом с длинным перечнем того, что государство должно тем, кто его защищает, в две строчки уместилось предписание, чего в ответ не должны делать полицейские. Пускай и не совсем в ответ.

За снятие запрета активно выступают республиканские профсоюзные боссы. Как ни крути, это их работа и хлеб. Но, как рассказывает председатель Латвийского союза свободных профсоюзов Юрис Радзевич, сам бы он за это не взялся. "Это не моя выдумка -поменять какой-либо закон, - объяснил он, - ко мне уже сейчас подходят люди и спрашивают, где можно подписаться в поддержку отмены".

По просьбам трудящихся.

Последние полгода Юрис Радзевич потратил на то, чтобы растолковать полицейским прелести трудовой защиты. На его рабочем столе разложены десятки писем из разных отделений полиции со всей страны - ответы на просьбу собраться всем коллективом и обдумать возможность создания профсоюза. "Мы взяли адресную книгу, - рассказывает г-н Радзевич, - и отправили письма во все полицейские участки Латвии, по номерам. Не только начальству в Главное управление, а и в лиепайские 1-е, 2-е, 3-е отделения - всем, кого смогли найти в справочнике. Вот Краслава, вот Елгава, в том углу - Валмиера...".

Оказалось, что подавляющее большинство - почти 80% полицейских - идею поддерживают. Реакция во всех письмах очень похожая: "...в закон необходимо внести изменения...", "...создание профсоюза решит актуальные проблемы..." Те же результаты у параллельного опроса, проведенного Главным управлением Госполиции. Встречаются, впрочем, и другие письма. Из Главного управления муниципальной полиции столицы ответили, что у них все всем довольны и в профсоюзе просто нет необходимости. Здесь же, на столе, лежит письмо от муниципальных полицейских: "Профсоюзы нужны. Почему рижские полицейские не застрахованы, почему сверхурочная работа не оплачивается по двойному тарифу согласно трудовому законодательству..." И подписано двумя рядовыми "муниципалами", которых, по всей видимости, руководство не успело ознакомить со своей позицией.

Свое предложение Юрис Радзевич проталкивает на самых разных уровнях. Во многом именно с его подачи в Кабинете министров согласились создать рабочую группу для, как это звучит на языке правительственной Канцелярии, ознакомления с проблемой. Экспертная оценка должна быть готова уже к марту. После множественных попыток положить вопрос в долгий ящик, уже одно это выглядит победой. Правда, и тут проблему решили по-иезуитски, в духе чиновничества "Есть такая примета: хочешь загубить хорошую идею - создай рабочую группу. Вроде бы, все не против, но тянут резину. Мол, давайте проанализируем, подготовим поправки. А что там готовить?! Выкинуть одно предложение!" - возмущается профсоюзный лидер. Впрочем, даже так шансов, что идея пройдет, сейчас больше, чем когда-либо. В считанные месяцы до выборов политики делаются непривычно сговорчивыми. На армию полицейских они на время перестают смотреть как на вечных попрошаек, а воспринимают их как своих избирателей. Г-н Радзевич понимает, что надо спешить: если не провести изменения сейчас, потом это будет в сотню раз сложнее.

С политической опаской.

Затягивание процесса профсоюзники называют паникой политиков и объясняют ее элементарным страхом. И их можно понять: во всем мире профсоюзы традиционно левоориентированы. Иначе, выступай они на стороне работодателя и государства, в них попросту не было бы смысла. Наше "правое" правительство, говорит г-н Радзевич, представляет проблему по-своему очень четко: ему предлагают узаконить то, что в конечном итоге непременно против него самого и обернется. Армия полицейских, призванных защищать правящих политиков, в одночасье окажется "в оппозиции".

Впрочем, неприятностей хватит, даже если полицейские не пойдут брать Сейм и здание правительства. Профсоюзы в глазах многих политиков до сих пор остаются олицетворением забастовок и прочих массовых беспорядков. Синонимом лозунгов и бутылок с зажигательной смесью. Погоны с этими бунтарскими проявлениями в понимании чиновников как-то не стыкуются. Кому, спрашивается, выходить на перехват, если недовольные своим положением полицейские выйдут на улицы? Отсюда разговоры об угрозе национальной безопасности "Чушь полная!" - считает отставной генерал полиции Янис Апелис. Полицейский с 32-летним стажем, бывший начальник Полиции безопасности, он не на шутку загорелся идеей создания полицейского профсоюза. По словам генерала Апелиса, митинги - это лишь внешняя сторона профсоюзной деятельности. Ее все больше оттесняет другой подход. Проблемы, уверен он, решаются с работодателем "по-семейному", за столом переговоров. Всегда проще не выплескивать конфликтные ситуации на улицу, а притушить их в тихих властных кабинетах. "В прошлом году полицейским несколько месяцев не платили пенсию и зарплату, потому что министерство не изволило подать в Кабинет министров соответствующие документы, - говорит он, - это все решается документально, зачем идти на улицу?!".

Что до демонстрации своей силы, то ее по-настоящему проявляют не на митингах. Настоящая борьба разворачивается в кулуарах. По сути, только два способа отстаивания интересов трудящихся приносят профсоюзам желанный результат. Можно трепать нервы эксплуататорам по судам, а можно профессионально интриговать в коридорах власти. Координируют лоббизм профсоюзных интересов в парламенте сегодня социал-демократ и заместитель Юриса Радзевича Эгил Балдзенс и депутат от Новой партии Евгения Сталидзане из профсоюза энергетиков. Не много, соглашаются в Латвийском союзе свободных профсоюзов, но по "полицейской" линии пока вообще нет ни одного человека.

Судный день.

Что касается защиты в судах, то случаи подачи исков полицейскими пока можно пересчитать на пальцах. Между тем проблема нечестных увольнений для полиции стоит очень остро. Поводом, как правило, служат результаты так называемой внеочередной аттестации, когда работники полиции оказываются на улице по формальной причине. В частных разговорах с Телеграфом некоторые полицейские признавались, что аттестация довольно часто используется, чтобы расчистить место для своих людей или просто убрать того, кто не нравится. Люди в погонах с решениями своих начальников чаще всего не спорят.

Этим объясняется и то, что инициаторами создания профсоюза в основном выступают бывшие полицейские. С недавнего времени появляются опасения, что из полиции будут убирать тех, кто вступит в профсоюзы. "Это вопрос престижа, повышения по должности, зарплаты. Люди боятся все потерять. А ветераны уже ничего не боятся", - объясняет генерал Апелис. "Есть же предел, до какого бояться. Для этого и создается профсоюз, чтобы не по одному щелкали. Двух-трех выкинут. Но попробуйте убрать сотни полицейских, которые объединятся в профсоюз", - уверяет Юрис Радзевич.

Не судятся, впрочем, еще и потому, что позволить себе нанять хорошего юриста может только каждый сотый полицейский. В год, по данным Госполиции, с исками обращаются в среднем 15 полицейских. Для этого, напоминает г-н Радзевич, и нужно объединиться: чтобы из профсоюзного котла оплатить адвоката тому, кто попал в беду. Андрис Григулис, один из инициаторов пересмотра Закона о полиции, в прошлом - начальник департамента обеспечения МВД. Теперь он занимается бизнесом и по совместительству выступает внештатным советником госсекретаря МВД Стариса. В конце 1999-го приказом министра его сняли с должности за якобы разбазаривание средств. В марте этого года решением суда, куда обратился г-н Григулис, его восстановили в должности. "Я сам прошел через такое и понял, что это стоит очень больших денег и нервов. Полицейским нужна организация, которая своими силами могла бы вступиться за них", - уверен он.

Удостоверение - профсоюзный билет.

Профсоюзники даже не допускают мысли, что, если отмена запрета состоится, профсоюз не будет создан из-за отсутствия желающих вступить в него. По их прикидкам, уже на первых порах существования организации в нее придет около половины латвийских полицейских - а это больше 10 тыс. человек. Место найдется для всех - бывших и настоящих, офицеров и рядовых. Сегодняшние руководители, по мнению г-на Апелиса, забывают, что может сложиться ситуация, когда, кроме профсоюза, негде искать помощи будет и им. "Лет 20 назад, когда я уже был заместителем начальника управления и майором, а Рекшня (начальник Государственной полиции. - Авт.) еще только старшим лейтенантом, я поймал его возле памятника Свободы без фуражки и отчитал. А будь он тогда в профсоюзе, смог бы на меня пожаловаться", - с улыбкой вспоминает Янис Апелис.

В еще не созданный профсоюз готовы принять даже главу МВД Марека Сеглиньша, хотя, как шутят сами полицейские, по профилю работы ему скорее подойдет номенклатурный профсоюз. Потому что его положение, говорят они, еще более шаткое. Все "люди в синем", впрочем, не присоединятся никогда уже по той причине, объясняет Янис Апелис, что придется платить членские взносы. Традиционная профсоюзная такса - один процент с зарплаты. Платят ее даже медсестры со своей минимальной зарплаты. Больше не возьмут и с полицейских. При средней зарплате полицейского в 150 латов это не больше полутора латов. Но для сомневающихся и такая сумма - повод передумать.

По планам профсоюзных идеологов, деньги для старта - приблизительно 20 тыс. латов - придется искать у предпринимателей или даже выходить на европейские фонды. Точнее пока никто ничего не знает. Не ясно до конца и то, кто же возглавит полицейский профсоюз. Юрис Радзевич допускает, что это может быть штатский человек. Но зная полицейских, вероятней всего все же, это будет человек в форме. А учитывая специфику профессии - бывший. Но прежде чем называть имя, нужно еще разобрать законодательный "завал".

Время перемен.

Сегодня полицейским недодаются миллионы. Те, кто заведует их распределением из бюджета, ссылаются на общий дефицит. Нечего ожидать, предупреждает Юрис Радзевич, что в казне они появятся на следующий день после создания профсоюза. Точно так же в 1999 году обсуждались поправки к пенсионному закону, для выполнения которых нужно было найти дополнительные миллионы. Правящие политики тогда крутили пальцем у виска и доказывали, что денег нет и не будет. А уже в ноябре, после изнурительной подковерной борьбы и под угрозой выхода пенсионеров на улицу, оказалось, что деньги таки можно найти. Сейчас профсоюзники ждут того же сценария "Должен поменяться центр тяжести. Пора понять, что хватит экономить на полицейских, - считает г-н Радзевич, - угроза национальной безопасности - не профсоюз, а голодный человек в форме и с оружием". Хорошо, что хоть пиво вопреки книжному принципу отпускается без членского билета, отшучиваются полицейские, иначе точно пошли бы митинговать. q ***.

Пик митингов и демонстраций трудящихся пришелся на правление Андриса Шкеле. Из всех способов борьбы выбрали самый эффектный - под профсоюзными знаменами на улицы вышли тысячи медсестер, учителей и пенсионеров. Теперь, как признаются профсоюзники, предпочтение отдают "кабинетной" работе.

Вдохновители создания профсоюза "нажимают" не только на бедственное положение полицейских, но и на ущемление демократических свобод. Ни в одной стране Европейского союза, живущего по букве социальной хартии, не сохранилось запрета на создание полицейскими профсоюза. То же с соседними Литвой и Эстонией.

Самый мощный профсоюз на сегодняшний день - учительский. Всего в Латвии в профсоюзные группы объединены примерно 200 тыс. человек.

Автор: Телеграф

Автор: Mero
Добавлено: 27.12.2015 22:29
0

This is just the peercft answer for all forum members

Добавить коментарий
Автор:
Комментарий:
Код проверки:
Captcha